“Главное дело жизни” академика Глушкова | История ИТ в Украине

“Главное дело жизни” академика Глушкова

Многие идеи, которые и сегодня воспринимаются как инновационные, часто имеют длительную историю как успехов, так и неудач. Это определенно можно сказать и про создание Общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой страны (ОГАС). В.М.Глушков назвал ее главным делом жизни 24-го августа 1973-го года, когда он отмечал свое 50-летие. Полный сил, он был уверен в свершении задуманного им дерзновенного замысла. Ни в начале 60-х годов, когда началась работа над ОГАС, ни даже сегодня ничего подобного в мире не существовало. Глушков первым увидел перспективы использования мощной государственной компьютеризированной системы, но несмотря на энтузиазм, с которым изначально была воспринята идея, работа над ОГАС так и не была завершена.
EVM_OGAS

Биография:

Glushkov
Глушков Виктор Михайлович

Имя академика Виктора Михайловича Глушкова связывают с кибернетикой, вычислительной техникой, математикой. Однако,  несмотря на разнообразие научных направлений, интересовавших Глушкова, все они сводились к одной глобальной проблеме компьютеризации и информатизации общества. Он был, несомненно, самой яркой фигурой 60-70-х годов в этой области в бывшем Советском Союзе. В.М.Глушков стал основоположником информаци­онных технологий в СССР, вершиной которых должна была стать ОГАС.

Результаты его деятельности сложно уместить в рамках одной книги, не говоря уже про одну статью. В своих воспоминаниях – "исповеди" - которые он надиктовал дочери Ольге в последние девять дней своей жизни, придя в сознание после длительной комы, Виктор Михайлович сумел предельно сжато и всесторонне рассказать о самом главном в своей наполненной многими событиями жизни и творчестве, становлении и развитии основаного им института и его славном молодежном коллективе, и, конечно, об ОГАС.  Именно воспоминания Виктора Михайловича легли в основу этой истории.

А начиналось все в 1956 году с публикации первой в Советском Союзе книги по вычислительной технике А.Китова «Электронные цифровые машины». По словам Глушкова, именно из этой книги он впервые узнал о том, как работают компьютеры и каковы перспективы их применения и развития.  О дальнейшей деятельности А.И.Китова Виктор Михайлович узнал позднее.

Оказалось, что в 1959 году Китов  подготовил докладную записку на имя тогдашнего главы СССР Никиты Хрущева по вопросам развития вычислительной техники в стране,что сыграло важную роль в подготовке Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об ускорении и расширении производства вычислительных машин и их внедрении в народное хозяйство».

Воодушевленный принятым постановлением, А.И.Китов осенью того же года подготовил доклад для ЦК КПСС, в котором он предложил создать объединенную автоматизированную систему управления для вооруженных сил и для народного хозяйства страны на базе общей сети вычислительных центров, создаваемых и обслуживаемых Министерством обороны СССР. Для рассмотрения предложения была создана комиссия Министерства обороны СССР во главе с маршалом К.К. Рокоссовским. Высказанная в докладе критика состояния дел и предложения по коренной перестройке системы управления в Министерстве обороны и высших эшелонах власти  СССР вызвали негативную реакцию к докладу у представителей Минобороны и Кабмина СССР. Китова исключили из  Компартии и сняли с занимаемой должности руководителя ВЦ Минобороны.

Несмотря на такую реакцию власти, А.И.Китов остался верен своим идеям, и в 1961 году, в преддверии ХХII съезда КПСС, он опубликовал новую статью, где ученый обосновал необходимость создания национальной системы автоматизации управления народным хозяйством страны на основе создания в перспективе  государственной сети вычислительных центров. На статью обратили внимание только за рубежем - она получила развернутую положительную рецензию в американском журнале Operations Research.

Виктор Михайлович Глушков, в то время занимающий должность директора Вычислительного центра Академии наук Украины, познакомился с А.И. Китовым в начале 60-х годов. Зная, что Китова преследуют за его настойчивые письма, Виктор Михайлович не побоялся сам развивать работы по Общегосударственной автоматизированной системе управления экономикой СССР, ОГАС, и привлек к этой работе А.И. Китова, сделав его своим заместителем.

Дело в том, что замысел создать ОГАС возник у В.М.Глушкова независимо от А.И.Китова. Он поделился этим с Президентом АН СССР М.В.Келдышем, который в свою очередь, привел его к Председателю Совета Министров А.Н.Косыгину. Замысел Виктора Михайловича был одобрен А.Н.Косыгиным в ноябре 1962 года, и Глушков со свойственным ему энтузиазмом приступил к его исполнению.

В СССР экономика была плановой, все фонды материальных ресурсов в Госплане СССР распределялись 20–30 подотделами, где работало, примерно, 500 сотрудников. Размеры экономики СССР были колоссальными, и при ручных способах обработки информации было просто невозможно составить «точный» план ее развития. Кроме того,  в течение года такой план еще множество раз подвергался изменениям, чтобы соответствовать реалиям.  Таким образом, уже тогда было ясно, что согласовать все действия по планированию и управлению экономикой огромного государства без помощи ЭВМ просто невозможно.

Понимая это, В.М. Глушков только в 1963  году посетил около 100 предприятий и организаций различного профиля: от заводов и шахт до совхозов. Около недели он провел в Центральном статистическом управлении (ЦСУ), где подробно изучил цепочку от районной станции до ЦСУ СССР; много времени провел в Госплане. В дальнейшем число посещенных им объектов дошло почти до тысячи. Мало кто в то время мог настолько хорошо как Глушков  представить себе народное хозяйство СССР в целом: от низа до самого верха, особенности существующей системы управления, возникающие трудности и где нужно использовать вычислительную технику.

Уже в 1964 году был создан и представлен руководству страны первый эскизный проект Единой государственной сети вычислительных центров (ЕГСВЦ). Глушков предлагал систему,  с помощью которой руководство страны могло бы, используя сети вычислительных центров, управлять экономикой всей страны в реальном режиме времени на всех уровнях, от правительства страны до руководства непосредственно предприятием и его подразделениями.   При этом предполагалось совершенствование всей системы управления, планирования и прогнозирования экономики.

Представленный правительственной комиссии  эскизный проект ЕГСВЦ предполагал создание 100 центров в крупных промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи. Эти центры, распределенные по территории страны, в соответствии с конфигурацией системы должны были обслуживать около 20 тысяч крупных предприятий, министерств, а также небольшие предприятия. Характерным было наличие распределенного банка данных и возможность безадресного доступа из любой точки этой системы к любой информации после автоматической проверки полномочий запрашивающего лица. Дополнительно был разработан ряд вопросов, связанных с защитой информации.

Однако, после рассмотрения проекта комиссией, от него почти ничего не осталось: затратная часть в 5 млрд.  руб. на десять лет и подготовка около 300 тысяч высококвалифицированных специалистов сократили запланированное во много раз. Реализацию ЕГСВЦ свели к созданию ряда таких объектов, как Автоматизированные системы управления предприятием (АСУП) и автоматизированные системы управления техническими процессами (АСУТП).  Их функции  больше касались автоматизации процесса сбора и передачи статистической информации,  а также технологических процессов и документооборота на отдельных предприятиях,  вместо автоматизации процесса разработки плана и принятия управленческих решений. Таким образом, планам Глушкова не суждено было сбыться. Проблему компьютеризации государственного управления экономикой,  в конце концов, поручено было решать противнику Глушкова – Центральному статистическому управлению (ЦСУ). Вся работа сразу же превратилась в задачу совершенствования работы ЦСУ.

Кроме того, на то время существовал ряд причин, которые существенно тормозили развитие данного проекта. Во-первых, это Госплан, и его неповоротливый бюрократический аппарат. Руководство регионов и крупных отраслей производства не были заинтересованы в получении реальной информации о реальных показателях их деятельности, а сами организации были плохо подготовлены к восприятию обработки экономической информации. Во-вторых, реализация такого масштабного проекта требовала значительных затрат. В-третьих, процедура оперативного ввода данных была достаточно несовершенной, и требующей дополнительного обучения персонала.

Органы статистики и частично плановые отделы были снабжены счетно-аналитическими машинами образца 1939 года. В США же они к тому времени были полностью заменены на ЭВМ.  Американцы до 1965 года развивали две линии: машин для научных вычислений и машин для использования в экономике. Впервые эти две линии соединились в машинах фирмы IBM. В СССР нечему было объединяться, так как существовали лишь машины для научных расчетов, а компьютерами для экономики никто не занимался. Первое, что сделал Глушков, - попытался заинтересовать конструкторов, в частности Б.И. Рамеева (главного конструктора серии ЭВМ «Урал») и В.В. Пржиялковского (конструктора серии ЭВМ  «Минск»), в необходимости разработки новых машин, ориентированных на экономические применения. Но из этого ничего не получилось.

Начиная с 1964 года, против Виктора Глушкова стали открыто выступать ученые-экономисты Либерман, Белкин, Бирман и другие. Председатель Совета министров Косыгин, наоборот, будучи очень практичным человеком, заинтересовался проектом,  его возможной стоимостью. Виктор Михайлович не скрывал от Косыгина, что проект ОГАС сложнее космической и атомной программ вместе взятых и организационно гораздо труднее, так как затрагивает все и всех: и промышленность, и торговлю, и планирующие органы, и сферу управления, и т.д. По расчетам Глушкова через пять первых лет эксплуатации ОГАС система должна была оправдать затраты на свое создание.

И все-таки руководство страны решило, что проще провести экономическую реформу, что и было сделано. Глушков и ОГАС были отставлены в сторону. Вскоре академика вызвал к себе первый секретарь ЦК УССР П. Шелест и сказал, чтобы он временно прекратил пропаганду ОГАС и занялся системами нижнего уровня.

Предчувствуя такое развитие событий,  Виктор Михайлович и коллектив Института кибернетики АН УССР начали заниматься «Львовской системой» –  автоматизированной системой управления предприятием (АСУП), внедряемой на Львовском телевизионном заводе «Электрон» (в настоящее время вместо понятия АСУП используется более точное понятие «интегрированные системы планирования ресурсов предприятия» (Enterprize Resource Planning Systems — ERP-системы). Львовская АСУП стала первой в СССР системой для предприятия с крупносерийным характером производства. Началось все в 1965 году, когда Глушков поехал во Львов и выступил на конференции, проводимой местным совнархозом. Он с воодушевлением говорил, что надо переходить к автоматизированным системам управления предприятиями, рассказал, что это такое. Присутствовавший на конференции директор телевизионного завода С.О. Петровский предложил ученому создать систему управления производством на своем заводе и обещал максимальное содействие. Глушков «загорелся» появившейся возможностью – в то время подобных систем еще нигде не было. За два года проект был реализован.

После «Львовской» в конце 60-х-начале 70-х годов Институт кибернетики АН УССР завершил работы по более сложной системе «Кунцево» (для Кунцевского радиозавода).

В конце 60-х годов появилась информация о том, что в США еще в 1966 году сделали эскизный проект информационной сети (точнее, нескольких сетей), то есть на два года позже Глушкова. На 1969 год был запланирован пуск сети ARPANET, объединяющей ЭВМ, которые были установлены в различных городах США. Тогда в СССР снова вернулись к идее ОГАС. Была создана еще одна комиссия уже более высокого уровня – с участием министра финансов, министра приборостроения и др. Она должна была подготовить проект решения по созданию ОГАС.

В новом проекте Глушков уделил внимание не столько сути дела, сколько механизму его реализации. Он предложил создать Государственный комитет по управлению разработкой ОГАС (Госкомупр), научный центр при нем в составе 10-15 институтов, причем институты уже почти все существовали в то время - нужно было создать заново только один, головной.  И, самое важное,  один из членов Политбюро ЦК КПСС должен быть назначен ответственным за всю работу.

На заседании Политбюро, которое проходило без Брежнева и Косыгина, проект ОГАС вызвал серьезные возражения. В "Исповеди" об этом рассказывает сам Глушков:

"Вел заседание Суслов. Вначале предоставили слово Кириллину, потом мне. Я выступил коротко, но вопросов было задано очень много. Ответил на все. Потом были приглашены заместители Косыгина. Выступил Байбаков – председатель Госплана, который не только поддержал меня, но и подчеркнул важность задуманного дела, рассказал где взять необходимые ресурсы.

Министр ПСА и СУ К.Б.Руднев откололся, он хотя и подписал документ, но сказал, что это, может, преждевременно. Гарбузов, министр финансов, выступил так, что сказанное им годится для анекдота.

Вышел на трибуну и обращается к Мазурову (он тогда был первым заместителем Косыгина). Вот, мол, Кирилл Трофимович, по вашему поручению я ездил в Минск, и мы осматривали птицеводческие фермы. И там на такой-то птицеводческой ферме (назвал ее) птичницы сами разработали вычислительную машину. Тут я громко засмеялся.  Он мне погрозил пальцем и сказал: “Вы, Глушков, не смейтесь, здесь о серьезных вещах говорят”. Но его Суслов перебил: "Товарищ Гарбузов, вы пока еще тут не председатель, и не ваше дело наводить порядок на заседании Политбюро." А он - как ни в чем не бывало, такой самоуверенный и самовлюбленный человек, продолжает: "Три программы выполняет: включает музыку, когда курица снесла яйцо, свет выключает и зажигает и все такое прочее. На ферме яйценосность повысилась." Вот, говорит, что нам надо делать: сначала все птицефермы в Советском Союзе автоматизировать, а потом уже думать про всякие глупости вроде общегосударственной системы...

Было вынесено контрпредложение, которое все снижало на порядок: вместо Госкомупра - Главное Управление по вычислительной технике при Государственном комитете науки и техники (ГКНТ), вместо научного центра – Всесоюзный НИИ проблем организации и управления (ВНИИПОУ) и т.д. А задача оставалась прежней, но она техницизировалась, то есть изменялась в сторону Государственной сети вычислительных центров. Экономическую часть, разработки математических моделей для ОГАС и т.д. - все это смазали.

Виктор Михайлович продолжает: "Под конец выступает Суслов и говорит: "Товарищи, может быть, мы совершаем сейчас ошибку, не принимая проект в полной мере, но это настолько революционное преображение, что нам трудно сейчас его осуществить. Давайте пока попробуем вот так, а потом будет видно, как быть" И спрашивает не Кириллина, а меня: "Как вы думаете?" А я говорю: "Михаил Андреевич, я могу вам только одно сказать: если мы сейчас этого не сделаем, то во второй половине 70-х годов советская экономика столкнется с такими трудностями, что все равно к этому вопросу придется вернуться". Но с моим мнением не посчитались, приняли контрпредложение”.

После проекта директив XXIV съезда, где было написано об ОГАС, был опубликован ряд критических статей в американской прессе с целью скомпрометировать проект Глушкова перед руководством страны и притормозить процесс развития. Глушков вспоминает, что тогда же начали случаться странные вещи. Например, в 1970 году он летел из Монреаля в Москву самолетом Ил-62. Опытный летчик почувствовал что-то неладное, когда летели уже над Атлантикой, и возвратился назад. Оказалось, что в горючее что-то подсыпали. Все обошлось, но так и осталось загадкой, кто и зачем это сделал.

Не обошлось и без закулисных интриг. Министр финансов Гарбузов сумел настроить против Глушкова и его проекта ОГАС самого Косыгина, который ранее горячо поддерживал эту идею. Он сказал Косыгину, что Госкомупр станет организацией, с помощью которой ЦК КПСС будет контролировать, правильно ли Косыгин и Совет Министров в целом управляют экономикой, потому предложение о Госкомупре не могло быть принято.

В 1972 году состоялось Всесоюзное совещание под руководством Л.П. Кириленко, на котором главный крен был сделан в сторону управления технологическими процессами. Целью этого было замедлить работы по автоматизированным системам управления (АСУ) и дать полный ход автоматизированным системам управления технологическими процессами (АСУТП). «ОГАС погас!» – злословили противники Глушкова.

Во время подготовки XXV съезда КПСС была предпринята попытка вообще изъять слово «ОГАС» из проекта решения. Глушков написал записку в ЦК КПСС и предложил создавать отраслевые системы управления с последующим объединением их в ОГАС. И это было принято.

Виктору Михайловичу посоветовали развернуть кампанию за создание ОГАС в газете «Правда». Редактор этой газеты его поддержал. После выхода статьи под названием «Для всей страны», у Глушкова появилась надежда, что ОГАС, наконец, станет делом всей страны, ведь «Правда» - орган ЦК КПСС, значит, статью там обсуждали и одобрили. Однако этого не произошло.

Ю.Е. Антипов, заместитель председателя военно-промышленной комиссии СССР, сторонник ОГАС дал свою оценку произошедшему: «Наличие планового хозяйства в бывшем СССР позволило создать самую эффективную систему управления экономикой. Понимая это, В.М. Глушков и сделал ставку на ОГАС. По оценке специалистов, существовавшая в СССР система управления была втрое дешевле американской, когда США имели такой же валовой национальный продукт. Неприятие ОГАС было стратегической ошибкой нашего руководства, нашего общества».

В итоге получилось по пословице: "Нет пророка в своем Отечестве". Глушкова не поняли и не поддержали.

В это трудное время В.М.Глушкова поддержал Д. Ф. Устинов, министр обороны. Он предложил ученому реализовать идею ОГАС (пусть частично) на примере оборонных отраслей промышленности. Высокая степень организации в этих отраслях помогла создать в короткие сроки целый ряд эффективных автоматизированных систем управления предприятиями. Но не дремали и те, кто были противниками идей В.М.Глушкова. Автоматизированные системы управления были объявлены несостоявшимися, приносящими только одни убытки. В ряде случаев, когда они делались неумело, это, действительно, имело место. Данные факты преподносились как повсеместные. На этом строилась политика отрицания ускоренной компьютеризации и информатизации общества. Как и в случае с кибернетикой, противникам АСУ удалось достигнуть временного успеха. В. М. Глушков уже не мог активно противодействовать, хотя и пытался что-то сделать…

Новым неожиданным противником Глушкова стала быстро прогрессирующая болезнь. В последние дни жизни к нему в реанимационную палату пришел помощник министра обороны СССР Д. Ф. Устинова и спросил, не может ли министр чем-либо помочь? «Пусть пришлет танк!» — гневно ответил он, памятуя всю ту стену бюрократии и непонимания, которую он так и не смог пробить.

Академик Глушков опередил время: государство и общество не были готовы к восприятию ОГАС. Это обернулось трагедией для ученого, не желавшего смириться с непониманием того, что для него было абсолютно очевидным. Утром 30 января 1982 года сердце Виктора Михайловича Глушкова перестало биться.

#photodescription14-1

#photodescription14-2

#photodescription14-3#photodescription14-4

#photodescription14-5